Рейтинг:   / 517
ПлохоОтлично 


Что такое ТОРы или Территории Опережающего Развития?
Существуют разные мнения экономистов, от радужных, мол ТОРы дадут насыщение бюджета дальневосточных регионов и предоставят рабочие места, до пессимистических, типа не дадут никакой прибыли, так как все налоги от работы предприятий в условиях ТОРов приближаются к нулю, а заграничные инвестиции на эти предприятия приедут вместе со своими рабочими


В представленном 14 июля отчете министерства по развитию Дальнего Востока прозвучали оглушительные цифры инвестиций в различные программы развития отраслей промышленности Дальнего Востока, включая инвестиции по ТОРам, коих из запланированных для продажи реализовано уже 70%. Но к чему недомолвки, скрытости и прямой обман, подстерегавший журналистов в дальнейшем, заметных только внимательному слушателю?

Я попал на этот праздник случайно, перепутав время и придя на пару часов раньше пресс конференции о положении православных христиан в Палестине. Не болтаться же по городу, ну схожу на другую прессуху по развитию Дальнего Востока в преддверии Экономического Форума во Владике 2-4 сентября, которые любят наши Премьер с Президентом. Но, то, что понарассказывали здесь, достойно анализа.

Я не экономист, цифры инвестиций мне до лампочки. Но вот ведь пожалуйста. Выступает один из инвесторов в ТОРы, кстати, один из первых, глава компании JGC Evergreen господин  Томоюки Игараси, построивший теплицы в Хабаровском Крае, в рамках телемоста. Теплицы дали ему в прошлом году урожай в 3000 тонн огурцов и помидоров. Он беседовал с нами на английском,  четко рассказал о своих проблемах с реализацией продукции, недостаточной рекламе, желании дополнительных инвестиций, непонятно от кого, ведь мы-то думали, что инвестировать в Россию, в ТОР будет именно он, и какие-то проблемы с визами.

Затем слово дали Александру Михайловичу Осипову, заместителю министру РФ по развитию Дальнего Востока, который, надеясь, что журналисты плохо понимают по-английски, подытожил выступление японца словами:
- Вот видите, предприятие получило прибыль и глава JGC доволен положением дел.
Но реально звучала из уст господина Игараси, просьба, возможно высказываемая им не впервые, о помощи в борьбе с бюрократической системой. Именно так я понял крик души Томоюки, обращенный к большим начальникам в Москве.

Далее выступало несколько чиновников: уже названный замминистра Осипов, Александр Викторович Крутиков, директор Департамента обеспечения инвестиционных проектов Министерства РФ по развитию Дальнего Востока и Андрей Николаевич Федотовский, и.о. директора Департамента ТОР и инфраструктуры. Они говорили о внедрении ТОР, о Свободном порте Владивостока, о привлечении инвестиций, поддержке и стимулировании инвестпроектов, о реализации инвестпроектов ТОР. Звучали цифры инвестиций и возврате государством (почему?) средств после освоения этих самых инвестиций в виде субсидий. Об обнулении налога на прибыль для этих предприятий. Слова "миллиарды" и даже "триллионы" рублей легко слетали из уст достаточно молодых и хорошо подготовленных специалистов.

Но вот пришла очередь вопросов журналистов. Ждали этого полтора, наверное, часа. И первый вопрос об ухудшении демографической ситуации в регионе, об оттоке числа жителей Дальнего Востока, о том, что ничего из триллионных трат не оправдывает вложенных средств. Люди, жители дальневосточных областей голосуют ногами, покидая, пусть в меньшем размере, насиженные места. Причем ни возрастная, ни какая бы то ни было другая закономерность не установлена. Уезжают все. И к чему тогда всё, что предпринимает Правительство, инвестиции ради инвестиций?

Далее журналисты попросили детализировать гигантскую цифру в 1.8 триллиона рублей инвестиций в Дальний Восток. Но приведенные цифры никак не хотели сходиться, по 20 миллиардов, то 26 по каждому из десятка – двух предприятий никак не хотели выходить на 1800 миллиардов, уж и по сусекам скрести начали, вспоминать какие-то дороги или еще что-то по 2 миллиарда.

Последний вопрос задал Ваш преданный слуга. Я хотел спросить господина японца из JGC, но его почему-то отпустили с телемоста, может не угодил кому своими просьбами и честным изложением проблем? Тогда вопрос был адресован «главному» – заму министра Осипову.
- Сколько сотрудников у мистера Игараси в его тепличном бизнесе работает? И сколько среди них наших сограждан? И вопрос к господину Федотовскому, каков процентный состав работников граждан РФ к иностранцам, привезенным вместе с инвестициями в нашу страну?

Простой, казалось бы, вопрос, не правда ли? И думаете они ответили? Заммистра Осипов сначала заступился за отсутствующего японца, сказав, что время в Хабаровске уже позднее, но ситуацию в его фирме он знает не понаслышке, что все там русские, кроме руководителя, и что но, глава фирмы, очень доволен исполнительностью и уровнем знаний персонала и души в них не чает. Но зачем тогда японец жаловался на проблему с визами?

Не ответили они, дружно повторяя миллиарды и триллионы вложенных в Россию рублей, и на второй вопрос о ситуации с работниками ТОРов в целом.

Вывод напросился сам собой: и зачем нам эти ТОРы с миллиардами и триллионами, чтобы чужих рабочих кормить?


 Владимир Матвеев

 


P.S. На следующий день пришло разъяснение из пресс-службы Минвостокразвития:

По Джей Джи: На предприятии 65 работников, из них 2 японца и 1 украинец

Далее по ТОРам в целом:

 

Персонал ТОР. На данный момент в ТОР работают 675 человек, из них иностранца только три.

 

ТОР Белогорск: 94 

 

ТОР Беринговский: 5

 

ТОР Большой камень: 252

 

ТОР Кангалассы:7

 

ТОР Камчатка: 23

 

ТОР Комсомольск: 6

 

ТОР Михайловский: 96

 

ТОР Надеждинский: 47

 

ТОР Приамурская: 69

Отрапортовала: Васильева Евгения

Хорошо, иностранцев-то немного, но и работников, как говорится, "кот наплакал". Могут ли 700 вакансий накормить безработный край?

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Галерея

О нас

Мы являемся группой неравнодушных журналистов, иногда работающих в других изданиях, но всегда выражающих свое личное мнение в рамках этого проекта.

Свяжитесь с нами