Рейтинг:   / 541
ПлохоОтлично 


Когда мы готовимся к военным парадам Победы на Красной площади, нам надо всегда вспоминать и первый Парад, состоявшийся 24 июня 1945 года. Далек теперь он, но навсегда остался в памяти нашего народа, как большая героическая дата. Именно тогда впервые наши деды и отцы отметили славный День Победы, вошедший в историю человечества. Пройдя через тяжелые годы испытаний, пережив потери и неудачи, добиваясь побед, наш народ преодолел все трудности тех лет, чтобы отстоять свою независимость и свободу. Не забывайте, мы победили сильного врага. Напав на нашу страну, мощная фашистская Германия со своими сателлитами рассчитывала поработить и наш народ, как она сделала это с другими народами. А вышло иначе: СССР уничтожил врага и тем спас от фашизма всю Европу.


Вспомним и мы сегодня наш первый Парад Победы.
Перелистываю записи своей беседы с генералом Валентином Варенниковым, состоявшуюся в те дни, когда по установившейся традиции наша страна готовится встретить славный День Победы. Валентин Иванович был тем самым человеком, который мог честно говорить о своем времени, потому в 1942 году, в 19 лет, он ушел воевать с врагом. Участник Великой Отечественной войны с 1942 по 1945 год, участник первого Парада Победы в Москве в 1945 году, он все время был на фронте и дошел до самого Берлина. Кстати, когда в 1945 году Знамя Победы прибыло в Москву, впереди почетного караула, сопровождавшего знамя с аэродрома в столицу, был боевой офицер, капитан В.И. Варенников.
– Валентин Иванович, вы знали, что станете участником знаменитого парада Победы?
– Конечно, но только с того дня, когда об этом мне сказали большие командиры. Они говорили, что эта почетная миссия будет доверена заслуженным воинам. Уже в мае в армии отбирали будущих участников парада. 12 мая во всех частях нашей дивизии прошла политинформация, которая ставила точку и подводила черту под всеми боями и операциями. Начиналась обычная мирная служба, от которой все уже отвыкли. А для меня она была вообще неизвестна, если не считать учебу в военном училище в первый год войны. Но вот вызвал меня к себе в кабинет командир полка подполковник Андреев и устроил нечто вроде «допроса». Хотел выяснить, зачем меня неожиданно вызывает командир дивизии. Я сказал, не знаю. Сказал и то, что мне не понятен такой вопрос – почему вызывает комдив? Спросите у него сами, и вам все станет ясно. А комполка недовольный говорит: «Вы, капитан, не указывайте, как надо поступать. Разберемся без вашей помощи. А вот вы обязаны явиться сегодня к командиру дивизии в 12.00 часов».
– Итак, вы явились к командиру дивизии. Вы капитан, заместитель командира полка…
– Комдив Смолин положил свою руку–протез на стол и начал разговор издалека общими вопросами. А потом пояснил, почему меня вызвал. Как говорится, сразу быка за рога. «Чего бы ты хотел: поехать в Москву на Парад Победы или поступать в военную Академию?» Я честно ответил: «Товарищ полковник, конечно, я хотел бы попасть на Парад Победы. Это же историческое событие! Такое бывает раз в жизни. Что касается академии, то мне еще надо решить – быть военным или идти на гражданку. «Боевой офицер, отмеченный наградами, и на гражданку?» – возмутился комдив. Правда, сказал более убедительно. Я понимал, что значит Парад Победы, какая веха останется от этого события в памяти на всю жизнь. От нашей дивизии, как сказал Смолин, отбирали с каждой части по одному человеку, но при условии, что грудь в орденах и сам он ростом не менее 180 сантиметров. В общем, будут все гвардейцы. А вот по части академии, добавил комдив, ему не нравится, что я на распутье. Он говорил в повышенном тоне: «О какой гражданке идет речь? У тебя же богатейший военный опыт. Тебе 21 год, а ты уже заместитель командира полка. Кто же еще, как не ты, должны оставаться в нашей армии? Нет, ты эти сомнения брось. Тебе надо оставаться в строю и посвятить жизнь защите Отечества. А сейчас иди в штаб армии и представься начальнику штаба Белявскому. Он лично занимается формированием сводной роты на парад от 8–й Гвардейской армии.
– Как развивались события дальше?
– Генерал Белявский, которому я представился, лично отправился со мной на стадион, который находился перед штабом армии и представил меня солдатам и сержантам, отобранным в сводную армейскую роту. «Ваш новый командир – капитан Варенников, заместитель 101–го гвардейского стрелкового полка по артиллерии». Так наша рота стала готовиться к параду. А потом случился казус. На четвертый день занятий к нам на стадион пришли командующий армией генерал–полковник Чуйков и начальник штаба армии генерал–лейтенант Белявский. Тут я допустил ошибку. Надо было роту построить, чтобы представить командарму, а я решил действовать по плану и объявил перерыв. Чуйкову это не понравилось. «Почему рота не занимается?» – спросил он. Я объяснил, что объявил положенный перерыв, полагая, что командарм захочет поговорить с личным составом. «Но ты же видел, что я иду…», – сказал Чуйков и повернулся  к Белявскому: «Какой … назначил его старшим?» Тут же дал команду: «Снять с должности и отправить в дивизию».
– А как всё же вас вернули в командиры сводной роты?
– Как говорится, другой случай, благоприятный. Вернувшись в полк, стал я заниматься своими служебными делами, как командир полка, неожиданно вызвав меня, приказал немедленно отправиться к генералу Белявскому. «Похоже, поручишь прежнюю работу. Смотри, с Василием Ивановичем (т. е. с Чуйковым – авт.) поаккуратнее, ясно?» Я ответил: «Ясно!» А Белявский, когда я к нему прибыл, пояснил ситуацию: «Командарм передумал и приказал поставить вас старшим, поручить вам подготовку наших воинов к Параду Победы. Я знаю, что вы с этой задачей справитесь. И солдаты роты мне об этом говорят. Только будьте внимательнее к старшим и начальникам».
– А как сложились ваши дальнейшие отношения с Чуйковым? Не вспоминал ли он тот случай?
– При встречах многое вспоминал, но было это уже спустя годы, когда мы стали с ним депутатами Верховного Совета СССР. При раздельном заседании палат наши места находились рядом. Так, сидя, мы и беседовали, больше вспоминая эпизоды минувшей войны. Однажды я напомнил маршалу про случай, когда он меня отстранил от особой роты, но он, улыбаясь, беззлобно произнес: «Ну, уж это ты врешь. Такого не было. Сам выдумал». Больше к этому я не возвращался.
– А мы с вами, Валентин Иванович, давайте вернемся к теме нашей беседы – первому Параду Победы. Ведь о нем пишут и вспоминают, к сожалению, сегодня редко.
– В двадцатых числах мая 1945 года мы выехали в Москву. Наш сводный полк 1–го Белорусского фронта разместили в так называемых Ворошиловских казармах на Ленинградском шоссе. На этом шоссе мы проводили ежедневно занятия по строевой подготовке. Первый Парад Победы, проведенный на Красной площади 24 июня 1945 года, останется у нашего народа на века, как символ мощи и величия нашей Родины. Мне, прошедшему дорогами войны от Сталинграда до Берлина, посчастливилось вдвойне – я был и участником этого парада, и начальником почетного караула, который встречал на центральном аэродроме и сопровождал в Генеральный штаб Знамя Победы.
– А как вы стали начальником почетного караула?
– Произошло все просто и нежданно. В наш сводный полк 1–го Белорусского фронта приехал маршал Советского Союза Г. К. Жуков, командовавший этим фронтом на заключительном этапе войны. Беседуя с воинами, он сообщил: «Послезавтра из Берлина должны доставить Знамя Победы. Для его встречи и сопровождения необходим почетный караул». Указав на меня, командиру сводного полка сказал: «Этого гусара назначить начальником почетного караула и подобрать соответствующий личный состав». В этот момент я стоял напротив маршала. Возможно, эта случайность и стала решающей. Может, он знал заранее, кого будет назначать – не знаю. Но признаюсь, такое поручение стало для меня большой наградой и доверием.
– Наверняка маршалу сообщили, перед ним капитан, замкомандира полка, ему всего двадцать один год…
– Предполагать не будем. Вернемся в незабываемое историческое утро 24 июня 1945 года. В то утро древняя Красная площадь, кажется, помолодела и похорошела. Все гостевые трибуны были заполнены. Войска замерли в ожидании начала торжества. В строю на площади десять сводных полков десяти фронтов. Они стоят в такой последовательности и в таком порядке, в каком вели сражения на завершающем этапе войны. Здесь же Московский гарнизон – военные академии, училища, воинские части.
Наш сводный полк стоит напротив Мавзолея, с некоторым смещением вправо. Я стою в первой шеренге первого батальона. У меня прекрасная возможность наблюдать всю картину, как движутся сводные полки до торжественного прохождения, так и во время него. Казалось, все стоящие в строю, не дышали, только каждому было слышно, как бьется сердце.
Вот на Красную площадь выезжает на вороном коне маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. Почти одновременно на трибуну мавзолея поднимаются руководители государства во главе с И. В. Сталиным. Их тепло приветствую трибуны. Рокоссовский командует: «Парад, смирно!» Кремлевские куранты отбивают 10 часов. Ворота Спасской башни открываются, и на белоснежном коне стремительно появляется принимающий парад маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Оркестр играет гимн Глинки «Славься!» Перед центральной трибуной маршалы сближаются, и Рокоссовский доложил Жукову о готовности парада. Начинается торжественный объезд войск. Останавливаясь перед группами колонн, Жуков поздравляет участников парада с победой над фашистской Германией. Воины отвечают громким и единым «Ура!»
Вот Жуков поднимается на Мавзолей и произносит историческую речь о значимости нашей победы, его речь заканчивается здравницей в честь советского народа и его славных Вооруженных Сил. Звучит мощное троекратное «Ура!» Потом звучит гимн Советского Союза, гремят пятьдесят залпов артиллерийского салюта. После этого начинается торжественное прохождение войск. Первый сводный полк прошел перед трибунами в десять тридцать. Наш полк поравнялся с Мавзолеем в десять пятьдесят. Его вел первый заместитель командующего войсками 1–го Белорусского фронта генерал армии В. Соколовский. В шеренге командования фронтом и командармов шел командующий нашей 8–й Гвардейской Сталинградской армии генерал–полковник В. И. Чуйков.

1.jpg2.jpg3.jpg4.jpg5.jpg6.jpg7.jpg8.jpg9.jpga.jpgb.jpgc.jpgd.jpge.jpgf.jpgg.jpgh.jpgi.jpgk.jpgl.jpgm.jpgn.jpgo.jpgp.jpgq.jpgr.jpgs.jpgt.jpgu.jpgv.jpgw.jpgx.jpgy.jpgz.jpgz1.jpg

Мы шли как монолит, четко, собранно, без лишних движений. Все наши взоры были обращены на трибуну, на товарища Сталина.
А потом наступил незабываемый момент, хорошо знакомый всему миру по кинохронике и фотоснимкам. Двести воинов под барабанную дробь бросают к подножию Мавзолея двести фашистских знамен поверженной Германии. Когда–то их носили высоко поднятыми на торжествах в Берлине и почти во всех странах покоренной Европы, а теперь советские воины–победители с презрением, небрежно, словно избавляясь от скверны, швыряют эти знамена и штандарты на мокрую брусчатку Красной площади. Все, фашизма больше нет на земле.
Из–за дождя, перешедшего в ливень, не состоялась демонстрация трудящихся Москвы, но народ в городе не расходился. А когда вечером дождь утих, на улицах и площадях столицы были тысячи радостных москвичей, гостей и воинов. Все гудело, пело и плясало. Это был настоящий народный праздник. Пожалуй, такого торжества Москва не видела со дня своего основания.

– Валентин Иванович, конечно, наша тема большая и объемная, все сразу и не расскажешь. Но остались ли у вас какие–то детали или добавления, которые могли бы дописать прекрасную картину тех дней, когда советский народ праздновал свою Победу? Что вам хотелось сказать в те дни своим товарищам и близким, знакомым и незнакомым?   – Мы не упомянули наших полководцев и флотоводцев – их в той войне было немало. Не назвали всех наших героев – их десятки тысяч. Не смогли и не сможем назвать простых людей, героически боровшихся с врагом на фронте, ковавших Победу в тылу у мартеновских печей… Но скажу вам главное: ни у кого в те радостные дни, а у меня и сейчас, не было сомнения, что все человечество должно поклониться нашему народу за величайший подвиг избавления от гитлеровского нацизма. Поклониться и всегда помнить об этом, никогда не забывать о тех жертвах, которые принес наш народ на алтарь освобождения человечества.


Виктор Джанибекян

Запись беседы 2006 г.

Из справки:
В. И. Варенников, родился 15 декабря 1923 г. Окончил Черкасское военное училище, Военную академию им. М.В. Фрунзе, Военную академию Генштаба СССР. Генерал армии, Герой Советского Союза, лауреат Ленинской премии.
Командовал подразделениями, четырьмя полками, мотострелковой дивизией, армейским корпусом, 3–й Ударной армией, войсками Прикарпатского военного округа; был заместителем начальника Генерального штаба ВС 10 лет, из них 4, 5 года в Афганистане;  Главнокомандующим Сухопутными войсками – заместителем министра обороны СССР. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, трижды Верховного Совета СССР и народным депутатом СССР.
Участник военных событий в Анголе, Сирии, Эфиопии и Афганистане. Главный организатор работ воинских по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Умер 6 мая 2009 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Галерея

О нас

Мы являемся группой неравнодушных журналистов, иногда работающих в других изданиях, но всегда выражающих свое личное мнение в рамках этого проекта.

Свяжитесь с нами