Рейтинг:   / 521
ПлохоОтлично 


Публичное заявление контрразведки об угрозе проектам, еще только обсуждаемым в правительстве, — очень редкий случай. Я рассматриваю его как инструмент воздействия, «артиллерию резерва главного командования» в борьбе двух групп влияния в руководстве и бизнесе нашей страны. Заявление не свидетельствует об окончательной победе одной группы, но резко усиливает ее позицию в аппаратной борьбе.
Конфликт вокруг лицензий на вещание для спутниковой группировки связи над территорией России длится очень давно и находится в острой фазе около года. С обеих сторон в него вовлечены серьезные силы. Сотрудники администрации президента разделились.

Часть из них выступает за совместный проект с OneWeb. На этой стороне, по данным наших источников, вице-премьер по цифровизации экономики Акимов, «Роскосмос» (по крайней мере, до недавнего времени), президент Федерации дзю-до России миллиардер Анисимов, связанный в этой части с интересами Игоря Ротенберга (всегда публично отрицавшего такой интерес). Против выдачи OneWeb частот выступают чиновники, близкие к бывшему министру связи Щеголеву (ныне представитель президента в Центральном округе), ФГУП «Космическая связь» и ее старый, но до сих пор существующий только на бумаге проект спутников связи для Арктики «Экспресс-РВ» (группировка из четырех спутников). Борьба была весьма жесткой, у Путина прошло несколько совещаний по этому вопросу.
Но вопрос пока не решен окончательно, если это и победа, то временная или даже промежуточная. Как заметил в беседе с газетой членкорр Российской академии космонавтики Андрей Ионин «системы космического интернета не блажь, а необходимый элемент цифровой экономики, который будет построен неизбежно».
По мнению господина Ионина, в России принята обширная и очень затратная программа «Цифровая экономика». И воплотить ее без спутниковой группировки нереально. Тут и встает вопрос о подрядчиках и эксплуатантах: в силу состояния отечественной элементной базы категории надежности Space, предприятий, выпускающих спутники и малого опыта управления торговыми инициативами подобного рода создать собственную спутниковую группировку наша страна не может.
«Вопросы безопасности реально существуют, но безопасность не бывает абсолютной», — добавил эксперт.

Опрошенные нами эксперты в области информационной безопасности называют «странным» заявление ФСБ о том, что она не может проверить на этот предмет проект OneWeb. Нет сомнений, что желающий получить частоты OneWeb относится к вопросам безопасности ответственно и готов раскрыть необходимые детали. Надо только запросы правильные написать. Если бы руководство ФСБ запросило у OneWeb необходимые документы и встречи с его ответственными менеджерами, но получило бы категорический отказ, я, пожалуй, мог бы воспринимать такое заявление всерьез.
Если сравнивать OneWeb с давно действующей на нашей территории (со всеми лицензиями) системой космической связи предыдущего поколения «Иридиум», то «мирный», то есть сугубо коммерческий и открытый характер OneWeb очевиден. А вот «Иридиум», согласно открытому описанию, обладает гораздо большими возможностями в области разведки, в том числе через закрытый межспутниковый канал, который выводит сигнал из зоны действия любых национальных органов контроля (система OneWeb такими свойствами не обладает). По всей доступной информации система «Иридиум» чрезвычайно близка силовым структурам США, а их отставники формируют состав ее совета директоров.
Утверждение о грядущей зависимости граждан России от иностранных провайдеров связи также удивило экспертов. «Космический интернет — дублирующий обширные кабельные и мобильные сети канал связи. Например, в мало обжитых районах России. Там живет меньше процента населения, — отметил Андрей Ионин. — Везде, где есть экономическая и социальная целесообразность, где живет хотя бы тысяча человек, есть российская сотовая или кабельная связь».
Андрей Ионин обращает внимание на интересную деталь. «Впервые в истории космической техники появилась возможность создавать сугубо национальные сегменты, группировки внутри более сложных группировок нескольких государств. Группировка может состоять из нескольких сот или тысяч спутников, большая часть которых может принадлежать исключительно России и в случае форс-мажора образовать отдельную независимую систему связи простыми программными командами. Такая структура позволяет государствам и коммерческим операторам проще вести переговоры о проекте и обеспечивает большее доверие».
Невозможность самостоятельного создания, да и просто нецелесообразность отдельной, сугубо национальной спутниковой группировки интернет-связи нового поколения (площадь России составляет 3% площади Земли) оставляет России два выхода. Создать гипотетическую группировку в кооперации с государствами-партнерами по БРИКС или в составе акционеров уже находящегося в стадии запуска OneWeb. Замечу, что несуществующий проект государств БРИКС дает больше гарантий, что наша страна будет допущена к его услугам при любых обстоятельствах, парализующих порой коммерческие системы типа SWIFT.
Но чтобы создать такой проект хотя бы на бумаге, с партнерами надо активно работать, а с нашей стороны пока одни заявления. Делегация КНР летом приехала к Дмитрию Рогозину с подобным предложением и уехала с нулевым результатом. А время не ждет — OneWeb стартует в следующем году.
Из этого следует, что временная победа клана противников OneWeb в администрации президента и промышленности, которую ознаменовало заявление ФСБ, приведет только к задержке программы «Цифровая экономика». Провозгласившей на уровне Путина тотальную цифровизацию России неизбежно придется вскоре начинать переговоры заново, но теперь уже в роли догоняющего игрока и в гораздо худших условиях торга.


Валерий Ширяев


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Галерея

О нас

Мы являемся группой неравнодушных журналистов, иногда работающих в других изданиях, но всегда выражающих свое личное мнение в рамках этого проекта.

Свяжитесь с нами