Рейтинг:   / 51
ПлохоОтлично 


Россия держится на энтузиастах, и что еще более удивительно – на старшем поколении, готового во чтобы то ни стало работать для благого дела практически бесплатно. В то время пока отечественная текстильная промышленность пребывает в тяжелом коматозном состоянии,  у нас, в Москве по-прежнему работает единственная подобная в стране, а то и в мире,  небольшая мастерская. Называется она ФГУП «Государственная научно-реставрационная производственная мастерская «Старинные ткани». Именно здесь точно воссоздают портьеры, тканые картины и обивку мебели для старинных дворцов, усадеб и театров.

В эту мастерскую, создающую ткани по образцам XVI – XIX-х веков на ручных жокардовых станках, приходят директора знаменитых музеев-усадеб. Здесь недавно побывали представители Дома Романовых, а в свое время работниц благословил патриарх Московский и всея Руси Алексий II.  Своему появлению эта мастерская обязана… Дворцу Советов, который должны были построить на месте, где позже появился бассейн, а сейчас находится Храм Христа Спасителя. Советская власть обязала мастерскую, работавшую тогда при академии архитектуры, создать уникальные ткани для интерьера Дворца Советов. Предполагалось, что для этого коммунистического дворца будут созданы новые рисунки, но по старинным образцам. Грандиозный проект канул в Лето, а предприятие стало создавать ткани для музеев и дворцов. Первые заказы поступили из большого дворца в Петергофе и музея-усадьбы Кусково…
А вообще секреты технологии производства таких тканей были переданы архитектору Зинаиде Милявской  старинной мастерской братьев Сапожниковых, работавшей до революции в Петергофе. То есть, эта мастерская стала правопреемницей старых традиций. За уникальность воссоздаваемых тканей эта организация получила статус «народных промыслов» и была официально зарегистрирована министерством культуры России. Однако, это вам не матрешек и подносы расписывать!  Работа начинается с научного изучения кусочка натуральной старинной ткани, по образцу которого и будет досконально, ниточка за ниточкой все создаваться. Художник выясняет структуру, плотность и технологию ткани. Потом рисунок структуры ткани переносят на бумагу. Натуральный шелк-сырец варят, разматывают, скручивают, потом прядут и красят. А делают здесь краски, как и в старину: из кошенили (вещество, получаемое из жучков, живущих на кактусах), из ромашки, зверобоя,  пустырника, корня марена. Для того, чтобы сделать определенную ткань, вручную собирается станок, при чем по технологии XVII века.
Директор мастерской Елена Захаркова рассказывает нам, как создавали материал для обивки кресел в Большом театре: «Реставраторы, снимая накопившиеся за долгое время слои старых тканей, обнаружили в конце-концов старую, наполовину разрушенную драпировку. После спектрального анализа и изучения изначального цвета, мы дорисовали и воссоздали тот шелковый штоф, который и был на кресалах 200 лет назад. А еще мы реставрировали старинные ткани, которые висят в специальных ложах, в гостиных. Это места для больших гостей, поэтому нас даже не пустили туда посмотреть на нашу проделанную работу». Для музея Льва Толстого мастерская также делала драпировку для кресел. На них была потеряна основа, не было видно цвета, поскольку, он был затерт. Музейщики были весьма удивлены, когда увидели на материале истинный, настоящий ярко оранжевый оттенок». Елена Захаркова показывает нам удивительно красивые полотна: «Посмотрите, эту чуть серебристую ткань нам пришлось создавать довольно сложно: серебро обматывать шелком. Такие выкладки создаются всего по семь-десять сантиметров в день. А вот мы делали президентские ленты для ордена – такие были у герцога Берона. Несколько лет мы мучились над тканью для кабинета в музее-усадьбе Архангельское, здесь была применена сложная техника - роспись по основе. Мы отдельно создавали станки для росписи и для вышивки».
Произведения этой ткацкой мастерской можно найти в Петергофе, в Гатчине, в Юсуповском дворце, музеях-усадьбах Архангельское и Кусково, в музее Льва Толстого в Хамовниках, в московском Кремле и во многих других знаковых культурно-исторических местах по всей стране… Кстати, недавно здесь делали ткань для палат бояр Романовых на Варварке, в этом музее к 300-летию Дома Романовых прошла полная реставрация. После того как несколько представителей царской фамилии увидели красоту, сотворенную руками московских мастериц по старинным тканям, они решили прийти к ним в гости и своими глазами увидеть, как она создается. А ведь то, что делают в этой мастерской, не имеет аналогов даже в мире. Елена Захаркова рассказывает: «Еще в советские времена нам хотели сделать заказ для дворца в Сан-Суси в Германии, немецкие специалисты тогда признались, что такой штоф, какой создаем мы, они не могут выполнить. К сожалению, эта работа не состоялась, поскольку немцы торопились и не смогли ждать результатов этого кропотливого труда. Достаточно недавно к нам приезжал французский специалист, по его словам такие станки как у нас, сохранились во Франции только в музее, да и делать ткани на них невыгодно и слишком долго. Да, они создают подобные материалы, но это уже современные образцы, сделанные на механических станках, а не воссозданные старинные полотна. Директор музея старинных тканей тогда сказал нам, что так как работаем мы, работали во времена его бабушки».
Сейчас в этой мастерской работает около двадцати сотрудников, в основном это пенсионеры, энтузиасты, искренне любящие свое мало оплачиваемое дело. Елена Захаркова объясняет, что создание старинных тканей – само по себе достаточно дорогостоящее занятие: натуральный шелк, краски и прочие необходимые для этого вещи не могут стоить дешево. А вот отдают работники свою уникальную продукцию практически по себестоимости. Впрочем, о зарплатах директор говорить не хочет, но в разговоре добавляет: «Это невыгодная по деньгам работа. Сейчас мы находимся на хозрасчете, если министерство сможет взять нас на государственную дотацию, то мы, безусловно, выиграем. Судите сами, если фабрика делает по десятке тысяч метров ткани в день, то мы создаем по несколько сантиметров. Быстрее всего создается штоф, (то есть тонкая шелковая ткань, в которой находится семь тысяч нитей в основе)  – по метру в день. Достаточно часто к нам обращаются с просьбой купить у нас лицензию для того, чтобы делать ткани. Но мы никому ее не отдадим, ведь за свою технологию и работу мы отвечаем репутацией». «Делают ли в мастерской ткани для частных лиц? – спрашиваю я у Елены Захарковой. Оказывается, что все не так просто. Конечно, исключения здесь делают. Например, Илье Глазунову работники мастерской не могли не пойти на встречу, в итоге огромное количество материала было создано для его новой галереи, которая должна скоро открыться.  Что касается, преемственности поколений реставраторов по тканям, то она сейчас заканчивается. Для того, чтобы молодые люди могли учиться этого сложному ремеслу, опять же необходима поддержка государства.


Виктория КАЙТУКОВА Фото Василия ГРАЧЕВА.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Галерея

О нас

Мы являемся группой неравнодушных журналистов, иногда работающих в других изданиях, но всегда выражающих свое личное мнение в рамках этого проекта.

Свяжитесь с нами